tasmania_gal (tasmania_gal) wrote,
tasmania_gal
tasmania_gal

Монголия 2015-06-19



Разрушенный монастырь Овгон-Хийд с трех сторон закрыт горами. В нем живут мама и дочка, обе преклонного возраста. Их отец, лама, перед смертью наказал там поселиться. Так они и живут с середины девяностых.

Летом туристы. Зимой никого. У них хозяйство, юрты, постройки всякие. Зимой, говорят,  снежные барсы появляются. С длинными пушистыми хвостами, которыми можно укрываться как шалью.

Привезла им журнал «Восточная коллекция», там мой фоторепортаж про Монголию десятилетней давности. И фотография одной из них, матери. Ее зовут Алтан Цецег, Золотой цветок. Она мало изменилась, бодрая, в ушах сережки золотые. Утром надела красивое голубое платье, и мы с ней и журналом фотографировались.

Место красивое, гуляли вчера с Настей, на большом валуне сидели и слушали, как кукушка «ку-ку, ку-ку». Настя расчувствовалась, обниматься-целоваться начала. Сказала, что домой не хочет, а хочет всю жизнь путешествовать.

Вчера по дороге в монастырь остановились на обед около быстрой речки. Кепка моя голубая с надписью Cyprus помахала мне козырьком и была такова. Настиной панамкой сделали подношение духам горным на бархане, моей кепкой – духам водным. Или морским – вдруг эта речушка впадает в другую реку, та еще в одну, в другую и окажется моя кепка на берегу океана.




Вчера по дороге в монастырь останавливались у памятника известным лошадям. Самая известная Арвайхэд, она все надомы (традиционные монгольские скачки) выигрывала. Памятник скорее мемориальный комплекс. Скульптура лошади по центру и еще восемь с двух сторон. В центре изображение покровителя лошадей в буддистской мифологии. А позади черепа. Много черепов. Они там как люди лежат. В смысле их там не просто так положили. Каждый череп – память о лошади, которая была верным другом человеку. И человек поставил памятник другу, чтобы помнить.










В монастыре жили в юртах. Юрты большие, кровати широкие. Ветер завывает. Настя в спальник залезла и через пять минут уже сны видела. Я погуляла немного, потом вернулась, потом снова вышла – небо темное, звезд миллиарды, большие и маленькие, близкие и далекие. Под ними я стою, юрта стоит, монастырь стоит, горы, долины, реки и озера. Вчера вечером Слава: «Иди, поговори с одной из хранительниц монастыря». Она с нами ужинала. «О чем говорить», - спрашиваю. «О том, как ты любишь Монголию».

Да, я люблю Монголию. И никуда мне от этой любви не деться.

Оставила в монастыре два желтых халцедона. Как две зацепки, чтобы вернуться сюда еще раз.
Tags: Монголия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments