Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Монголия

О чем журнал

В 2005 закончила бизнес-проект, уехала в Монголию и не вернулась.
Три года путешествовала по этнографическому маршруту Австралия - - Индонезия - - , живя в каждой стране от трех месяцев до года.
Результатом стали книги: , , ; "Путешествия без турагентств. Как посмотреть мир, сэкономить деньги и вернуться невредимым" (изд-во Питер, 2011); статьи в журнале "Восточная коллекция" Российской государственной библиотеки и разного рода поучительное.

29232700.cover_330.jpg

Все мои книги на литресе.

Пишу много про ребенка и с ней связанное педагогическое . Ездили позже
Непал - Китай - Камбоджа - Бали, Непал - Бутан - , Узбекистан, Монголия и Россия. Её музыкальная страница на фейсбуке Seagirl Musician. Для попутного обучения чтению написала три книги - приложения к букварю.


(c) Светлана Сысоева, 2008-2019
Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade
*************Этнография в украшениях****************

Монголия

Золотые бусины, Индия

Можно написать банальную фразу "В Индии женщины любят золотые украшения, они являются маркерами статуса и дохода". Но она будет не совсем верной. Можно увидеть женщину из высокой касты в скромной одежде европейского типа. И наоборот, женщину из небогатой семьи, в традиционной одежде с обилием золотых украшений - единственных и лучших, что у нее есть.

В лавках ювелиров Индии и Непала до сих пор можно найти золотые бусины. Даже антикварные. Например, как эти - 19 - начало 20 вв.

1_06.01a.jpg (79.0 KB)

Больше фотографий и интересной информации на сайте http://www.beadcollector.net



3127a.jpg (25.7 KB) 3128a.jpg (26.6 KB)
Монголия

На пляже

Мы на пляже сегодня оказались рядом с правильной австралийской семьей. У них детей двое, они их разобрали по одному и занимались – с тем, что постарше на доске для плавания, с тем, что помладше, просто в воде походить. Правильные они были еще и потому, что не только за своими детьми приглядывали, но и смотрели вокруг – когда мы с Настей супротив большой волны выстаивали, папа той семьи был неподалеку и смотрел, не понадобится ли помощь. Я сама такая – когда волна неожиданно большая яванку с дочкой с ног сшибла и к берегу потащила, я ее ребенка за руку хватала, а второй Настю держала. Океан таки, мы хотя и совсем близко к берегу, на мелководье даже не по колено, но волны могут сильными быть, очень сильными, особенно для ребенка.

Потом Настя вслед за старшим ребенком той семьи, они одногодки похоже, стала доску осваивать. И прям так хорошо у нее стало получаться. В первый раз – по новизне, потом она что-то закуксилась, т.к. в воду свалилась и хлебнула чуток. Я сказала: давай еще один разочек и на берег. И тут Настя во вкус вошла, один разочек, потом как закричит – еще один, нет, пять! И мы в два захода и по волне, и навстречу волне, пока она себе пузо об песок не стерла. Так что с почином; я ей выдала колобок из песка, говорю: это твоя первая золотая медаль, ты молодец. Она с этой медалью долго сидела.

https://lh5.googleusercontent.com/KtfcmDCT6RCdnGPkkeowUZGUBtqcdFOVB62n4MpZ0ZE=w444-h333-no

Потом спасатели стали лодку на воду спускать. Были парни в шикарных красных трусах, в шикарных черных трусах, без трусов только не было никого, но один был очень мускулистый, торс треугольником, руки-ноги фактурные, бегал быстро. Я надеялась, что они спасать кого-то будут, чтобы ребенку показать, как спасатели работают. Но они просто покататься решили. И вдоль берега гоняли.

https://lh3.googleusercontent.com/-YnEYIL-SbzU/UdE622YsaXI/AAAAAAAAJQk/RwSQ_LeYshk/w249-h332-no/P7010555.JPG

Погода хорошая, в том смысле, что тепло и пасмурно. Можно долго на море быть. Мы до обеда активно там позагорали, за обедом Настя чуть не уснула, а я мечтательно думала – вот хорошо, это она на два-три часа заляжет, а я пойду по магазинам.

Уснула :). И вы только меня и видели.
Монголия

Моя статья в Восточной Коллекции

Рита да Круш, хозяйка своей судьбы

Рита да Круш живет в Дили, столице Восточного Тимора. Её полное имя Рита да Силва Нуньеш да Круш, поскольку её отец – португалец. Восточная часть острова Тимор раньше принадлежала Португалии; португальцы брали в жёны местных, поэтому родившиеся в браке дети получали длинную отцовскую фамилию.



Родители Риты поженились, когда матери было пятнадцать, а отцу тридцать пять. Мать работала акушеркой, отец служил в португальской армии. Семья жила в Мальяне, что в трёх часах езды от Дили. Всего в семье было шестеро детей - три брата и три сестры. Рита – вторая.

Рита говорит, что ей двадцать семь лет, хотя по паспорту тридцать два. По её словам, это ошибка, при оформлении паспорта написали неправильно. Может быть, и так. А может быть, это просто часть той истории, которую она рассказала, - про себя, про семью, про женскую долю, про Восточный Тимор.


Collapse )
Монголия

МАТЕРИНСКАЯ ЛИНИЯ НГАДА

Моя статья в журнале "Восточная Коллекция", купить журнал можно http://orient.rsl.ru/
© Сысоева С.В., 2012.



В традиционной деревне Бена, что на индонезийском острове Флорес, живет народ нгада. Всего их шестьдесят тысяч человек - кто-то на побережье осел, кто-то повыше в горы забрался. Говорят, что нгада – потомки древнего коренного населения острова. С тех пор много воды утекло: и голландцы в этих краях побывали, и торговцы разношёрстные, и пираты наверняка сюда заглядывали. Флорес – один из островов большой гряды, его не минуешь.
За несколько веков гости успели островитян с цивилизацией познакомить. Менялся политический строй, менялась религия, товары диковинные появлялись. Но один феномен остался. Феномен этот – древняя религия, анимистические верования, согласно которым, душа есть у всего окружающего. Горы, реки, деревья, люди – живые, а душа – сущность нетленная, даже с исчезновением своего вместилища она не исчезает.

Срубили дерево – душа осталась. Высохла река – душа себе новое пристанище ищет. Умер человек – душа его остаётся жить рядом с живыми, но не просто так остаётся, а принимает участие в делах, может помочь или наказать строго и требует к себе заботы и уважения. Поэтому традиционную деревню – два параллельных ряда деревянных домов на сваях с высокими соломенными крышами – нгада до сих пор строят с учётом того, что, помимо жителей обычных, живут в деревне и те, кого в физическом облике давно нет.


Collapse )
Монголия

Флорес - дела семейные

В декабре-январе, во время праздника Реба, традиционного нового года, мужчина приходит в дом женщины, чтобы начать переговоры о женитьбе с ее родственниками. Его пристально оценивают – хорошим мужем считается работящий, непьющий, добрый, готовый помочь и ответственно подходящий к воспитанию детей. Если переговоры прошли успешно, жених возвращается через год и приносит подарки семье: лошадь, свинью, рис или деньги. За этот год он старательно утверждает себя в роли будущего мужа – работает на полях жены, помогает с ремонтом, рубит дрова и ходит за водой, хотя последнее считается женским занятием. После свадьбы мужчина переезжает в дом жены или же строит новый дом на земле, принадлежащей ее семье.



Если в семье нет девочек, принимается ответственное решение – вести переговоры о женитьбе так, чтобы невеста переехала к мужу и стала частью его семьи. Согласие получить можно, но стоимость подарков не идет ни в какое сравнение со стоимостью подарков при обычной свадьбе.

Бывает и такое, что за год мужчина передумал жениться. Тогда ему приходится заплатить штраф – «две лошади и пятьдесят две тысячи рупий». Почему именно такая сумма, никто не знает, так было установлено давно, прозвучал ответ.



«Раньше до свадьбы мужчина и женщина не могли жить вместе или вступать в сексуальные отношения. Теперь такое возможно, - вздохнув, сказала девушка, ответственная в Вого за прием иностранных гостей. - И дети до брака рождаются. Это все новая религия, старые правила не соблюдаются, это неправильно».

Девушка добавила также: «Раз поженились - разводиться нельзя. Но зачастую у мужчин появляются дети на стороне». Если такое случается, он должен заплатить семье матери этих детей также две лошади и пятьдесят две тысячи рупий. У женщины не может быть детей от другого мужчины - присутствующие на встрече женщины в один голос сказали, что это очень плохо.

Монголия

Флорес - среда обитания



Для разговора с предками есть места общественные, а есть и глубоко личные. В каждом традиционном доме центральная комната – са’о мезе – так называемый «внутренний дом», в нем хранятся священные реликвии: меч, палка для земляных работ, сосуд из тыквы, наполненный алкоголем, и полотно ручного ткачества, обладающее сверхъестественной силой. Это также место для проведения церемоний и бесед старейшин. Вход в комнату украшен резьбой по дереву, наверх ведет невысокая лестница – обязательный элемент, разграничивающий два мира: священный и мирской. Внутри полумрак и тихо – все располагает для раздумий и беседы самим с собой или один на один с теми, кто давно умер, но до сих пор оберегает покой последующих поколений.

Дом для нгада – не просто сооружение из четырех стен с крышей. Это и среда обитания, и убежище, и символ продолжения рода, и место для проведения религиозных ритуалов. Одновременно в доме могут жить три поколения. Бабушка и дедушка, их старшая дочь с мужем, давно ставшие родителями, их дети и внуки, а также братья и сестры, у которых пока нет своих семей. Дом поделен на несколько помещений, комната для церемоний в центре, справа и слева от нее жилые комнаты, на задний двор ведет кухня. Во дворе туалет и хозяйственные постройки. Обязательный элемент дома – большая крытая веранда.
(Из моей статьи по Флоресу)

Монголия

Little Mom

106.70 КБ

Это Джим на фотографии. Я у них на Бали обычно комнату снимаю. Джим китаец, но с американским гражданством – в пятьдесят каком-то году их семья эмигрировала, Джим долго в Америке жил, бизнесом занимался, а потом на Бали переехал. Про Джима и Бали я ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ писала, а сейчас я буду сказку рассказывать.

Давным-давно, когда Джиму только год исполнился, одной китайской семье он так приглянулся, что они решили его усыновить. Семья, правду сказать, не совсем китайская была. Муж – китаец, а жена – из малой народности наси. Своих детей у них не было, у Джима родители свои были, но процессу усыновления это не помешало. Провели церемонию, объявили всенародно и стал Джим обладателем второй мамы и второго папы.

Скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается. Муж (второй папа) умер через какое-то время, умер смертью насильственной, тогда в Китае неспокойно было. А служил он главой артели horse packers – перевозчиков. Большой человек, перевозчики транспорт собой заменяли на огромной территории, в горах между провинциями Сычуань и Юннань. Второй папа объявил Джима своим приемником, перевозчики отпечаток пальца ставили на бумаге и клялись на верность.

После смерти мужа жена (вторая мама) к коммунистам присоединилась. О ней истории слагали, как она против японцев сражалась. Большим мастером кунг-фу была. Имя ей дали «смеющееся лицо», потому что улыбалась всегда. Потом она бросила все и уехала на свое ранчо далеко в горах. На ранчо прожила, не выезжая, пятьдесят три года. Удочерила двух девочек, те выросли, внуков родили, семья животноводством занималась. Яки, лошади, овцы.

Джиму перед смертью родная мама наказала вторую маму найти. Только никто не знал, где она живет, сколько ей лет, как ее зовут – только традиционное имя. Знали ориентиры, провинции и направление. Больше информации не было.

Джим решил вторую маму (маленькую маму, как он ее называет) найти во что бы то ни стало. Надо сказать, что Джим если что решает, то решает окончательно. Он собрался, купил билет до Бангкока, из Бангкока долетел до города Куньмин, на поезде приехал в городок Лиджа. И начал искать.

Купил две карты туристические, открыл одну и… На карте место Tiger Living Gorge. Джим вспомнил, что первая мама говорила ему, что ко второй маме надо ехать от Tiger Living Gorge вдоль реки Golden Sun до ее устья, оттуда до другой реки и вдоль нее еще почти столько же. У второй мамы два ранчо, одно на высоте 4000 м, другое на 6000 м, от реки нужно пробираться через горы, дороги нет, только местные тропу через расселину в горе знают.

Джим доехал до Шангри-Ла, от него до Ниу, маленькой деревушки. Начал народ спрашивать, где живет старая женщина, которая много лет назад усыновила маленького мальчика. Может, остался кто в деревне из стариков, из перевозчиков или из военных. Нашли перевозчика, но «молодого» лет шестидесяти пяти, как раз как Джим. Тот спросил, кого Джим ищет. Джим рассказал историю про усыновление, а перевозчик вдруг произнес «так ты тот мальчик!»

Оказалось, что живет старая женщина на ранчо, до нее день пути на лошадях. Ехать никто не хотел, вернее, согласились сначала, потом отказались, потом согласились снова, когда Джим пообещал двух лошадей в оплату за услуги. Поехали. Выехали в жару, через два часа шторм, а у Джима из одежды три футболки и дождевик. Сказал, что мерз страшно, но думал только о том, что маленькую маму свою найдет.

Доехали. Зашли в дом, там старая женщина, седая. Говорит им что-то, а понять Джим не может. Переводчика нашли, Джим только начал «мы ищем…» «Вы нашли ее» - сказала женщина и заплакала.

PS. Я не буду сказку деталями перегружать, равно как и не буду маленькую маму Джима описывать. Добавлю только, живут в ее краях большие мистики. Священная гора, духи разные – люди с ними разговаривают, договариваются, помощи просят. Джиму потом сказали, что маленькая мама ждала его. Четыре дня молилась, чтобы погода хорошая была. Джим хотел подольше задержаться, но она сказала – «ты сейчас поезжай». Джим уехал, и непогода свое взяла. «Я знаю, что сюда приезжать очень дорого, - сказала Джиму маленькая мама. – Но ты навещай меня хотя бы раз в год». У Джима план приезжать каждые полгода на два месяца. Потому что балийский период в его жизни закончился, вернее, не такой значимый стал. Теперь Джима прародина ждет, он к ней принадлежит и даже успел завоевать уважение соплеменников. Там на лошадях ездить в гору-с горы не умеют. Под уздцы ведут. Джим умеет. Теперь про него истории рассказывают «вы видели, как он ловко на лошади». Джим говорит, что его маленькая мама, наверное, в такие моменты улыбается и говорит «это мой сын».
Монголия

КРАСОТА ПО-БАЛИЙСКИ - 1 часть

Балийским кофе через жужу угостить не могу, распродажа бус тоже не по моей части, но текст и фотографии со встречи 17 марта в творческой мастерской Елены Уздельниковой – всегда пожалуйста.

Текст ниже - отрывок из книги "Дашка и Д". Фотографии делала специально для встречи и передавала с отважным жж-юзером Денисом Dalaam-ом.

Нашла еще и гамелан. Но комп такой у меня сейчас, что прослушать не могу. Надеюсь, клип подходящий, а не "не тяни кота за хвост".




Всем спасибо за внимание.

- Даша! – продвинутая балийка Кадек Вайюни изобразила радость и чмокнула Дашку в щеку. Юни побывала замужем за американцем китайского происхождения. Джим был старше лет на двадцать пять и за период брака привил Юни хорошие манеры.
- Конечно, мы комнаты сдаем, для тебя всего пятьсот тысяч в неделю. Ты посмотри, если она тебе понравится - ок. Не понравится, тоже ок.



Дашка поднялась на второй этаж одной из построек большой китайско-балийской территории, отгороженной от соседей высоким забором с колючей проволокой и битым стеклом. Территорию в скором будущем ждал передел, поскольку Юни нашла себе второго мужа, серба.

- Даша, если тебе интересно, я тебя приглашаю на свадьбу. Будет по балийской традиции.
Только это не настоящая свадьба, - добавила Юни, понижая голос. – Мы с Джимом тоже не женились по-настоящему. Официально не расписывались. Иначе пришлось бы делить имущество и прочей фигней заниматься. Бица! Иди сюда! Я вас познакомлю.



Бица подошел и голосом строгого пионера-отличника поздоровался. По-английски он говорил плохо, бахасу пока не выучил; любви это не мешало, но утверждению статуса нового хозяина на старой территории не способствовало. Бица ходил в саронге, складывал руки лотосом, говорил «селамАт пАги» и копировал Юнину интонацию, если нужно было отдать распоряжение слугам.

Collapse )
Монголия

Ритина история



На фотографии слева Рита, она живет в Дили, столице Восточного Тимора. Ее полное имя Rita Da Silva Nunes Da Cruz, поскольку ее отец – португалец. Восточный Тимор был португальской колонией, португальцы женились на местных, рождались дети и получали длинную отцовскую фамилию.

Рита говорит, что ей 27 лет, хотя по паспорту ей 32. По словам Риты, это ошибка. Паспорта есть не у всех восточных тиморцев, достаточно удостоверения избирателя. Паспорт нужен только, чтобы ездить за границу.

Collapse )